На даний момент 90 гостей на сайті

Гоструда разворачивает новые рейды на украинский бизнес, меняет приемы

e-mail Друк PDF

Юристы рассказали о практике споров и ключевых доказательствах.

Введение высоких штрафов за нарушение трудового законодательства и повышение с 2018 года минимальной зарплаты привели к увеличению количества официально трудоустроенных лиц. Тем не менее, в последнее время инспекторы Госслужбы Украины по вопросам труда (Гоструда) стали все чаще фиксировать случаи, когда предприниматели привлекают на неофициальную работу своих родственников или близких друзей, объясняя, что они просто пришли оказать дружескую помощь бизнесмену. А потому не претендуют на оплату.

Например, в Закарпатской области недавно зафиксированы случаи работы продавцами, разнорабочими, официантами и т.п. лиц, с которыми в лучшем случае заключался гражданско-трудовой договор, хотя на самом деле имели место трудовые отношения. За сокрытие трудовых отношений владельцев магазинов и кафе наказывали штрафами в 30 минимальных зарплат (почти 112 тыс. грн) за каждого такого работника.

В качестве доказательства трудовых отношений инспекторы использовали как пояснения самих работников, так и видео- и фотодокументы их трудовой деятельности.

Что служит основанием для проверки

Как пояснили опрошенные юристы, проверка трудовых отношений всегда проводится как внеплановая, но для ее начала нужны веские подозрения в том, что на предприятии используется нелегальный труд.

По словам юриста ЮФ «Ильяшев и Партнеры» Леонида Гилевича, причин для проверки может быть несколько. Чаще всего, это жалоба недовольного сотрудника или информация от «подсадных уток», которые нелегально трудоустраиваются, а затем дают всю необходимую информацию проверяющим.

«Сами инспекторы говорят, что когда идут на объект, то уже имеют 60-70% информации, которую надо лишь подтвердить и задокументировать. Инспекторы нередко ведут наблюдение за магазином, кафе или парикмахерской, фиксируя, кто приходит на работу», — рассказал UBR.ua партнер юридической компании ILF Сергей Сильченко.

Они стараются точно определить, где находится офис конкретного предприятия, кто именно является работодателем и т.п.

Плюс инспекторы пользуются данными баз ГФС, Пенсионного фонда и других органов. Хотя, по их же признаниям, эта система обмена информацией не всегда работает эффективно. Тем не менее, они могут получить сведения, например, из ПФ, что в офисе трудится 2 человека, а по факту обнаружить там полтора десятка сотрудников.

Инспекторы могут проводить опрос работников по отдельности и без участия руководства компании, сличать показания сослуживцев, вести видео- и фото-фиксацию. Проверяющие используют любые доказательства. У них все-таки стоит задача выписать побольше штрафов. Однако это не значит, что все они могут быть взысканы. Если работник не признается в нелегальном трудоустройстве, то чаще всего такие обвинения опровергаются.

«Хороший юрист сможет доказать, что продавец за прилавком мог оказывать дружескую помощь. Однако это не самая лучшая идея — использовать в качестве нелегальных работников своих родных. Так как по закону за работу надо платить, а значит — оформлять трудовые отношения», — заметил Леонид Гилевич.

По словам старшего юриста ЮФ «Астерс» Инессы Летич, практика судебных разбирательств по этой категории споров неоднозначна: примерно в половине случаев решения принимаются в пользу предприятий.

Но малому и среднему бизнесу приходится труднее, так как он менее подготовлен к встрече с проверяющими, чаще практикует нелегальное трудоустройство и соответственно, там больше недовольных работников, а штрафы за нарушения закона не зависят от размера бизнеса. Как доказывают

По словам юристов, здесь ключевой элемент доказательной базы — показания самих сотрудников. Все зависит от того, что они расскажут.

Все зависит от ситуации. Если сотрудники настаивают на том, что просто пришли помочь, им вряд ли что-то будет. Другое дело, что инспекторы заранее готовятся к проверке, наблюдают за объектом. Или приходят заранее и ведут видеосъемку.

Как отмечает Инесса Летич, одних показаний работников бывает недостаточно и суды (когда дело доходит до оспаривания штрафов) принимают решения в пользу предприятий ссылаясь на недостаточность улик. В этом деле важна совокупность доказательств.

Например, если сотрудники отрицают свои трудовые отношения с работодателем, инспекторы по труду могут приходить по нескольку раз, фиксируя одних и тех же людей на рабочих местах. Или если на входе в офис (бизнес-центр) есть пропускная система, то наличие пропусков у людей также может свидетельствовать о регулярном посещении и наличии трудовых отношений.

«В совокупности с показаниями сотрудников это уже повод для обвинений в не оформлении трудовых отношений», — отметила Летич.

Отличительные признаки трудовых отношений:

регулярность посещения места работы,

наличие отпуска,

выполнение норм и правил внутреннего распорядка компании.

Если все пояснения сотрудников совпадают, то вероятность отбиться от обвинений велика.

Например, есть IT-компания, сотрудники которой работают по гражданско-правовым договорам. Они рассказали проверяющим, что выполняют отдельные заказы, которые затем оформляются приемными актами, сами появляются в офисе нерегулярно, только по мере необходимости, деньги, соответственно, также получают в разное время. Тем самым подтверждая, что их работа не связана с выполнением трудового распорядка и прочих примет трудовых отношений, предполагающих регулярную выплату зарплаты.

«Но нужно быть готовым к тому, что инспекторы будут использовать все доступные возможности. Например, в качестве доказательств трудовых отношений использовать переписку с работодателем, звонки в офис или директору и т.п. суд готов принимать к рассмотрению любые доказательства», — рассказал Леонид Гилевич.

К примеру, был случай, когда сотрудники интернет-магазина во время визита инспекторов по труду заявили, что просто собрались в этом помещении поиграть в компьютерные игры. Однако их быстро вывели на чистую воду, позвонив по контактным номерам телефонов, указанным на сайте. Срабатывание мобильных у собравшихся стало одним из доказательств их работы в интернет-магазине.

Более успешными оказались сотрудники одного из агентств недвижимости, которые свою планерку во время визита проверяющих назвали бесплатным тренингом для тех, кто хочет продать свою квартиру.

Наиболее часто предприятия, чтобы сэкономить на налогах с зарплатного фонда, заключают с сотрудниками гражданско-правовые договора. И здесь важно, как именно написан такой договор.

Риски гражданско-правовых договоров

Бывает, что прямо в гражданско-правовом договоре выписаны время работы (например, с 8.00 до 17.00), наличие отпуска и т.п. То есть, фактически описаны трудовые отношения. Тогда у проверяющих появляются основания для обвинений в скрытом трудоустройстве. Точно также в качестве доказательства могут использовать табели (или иные системы) учета рабочего времени.

«Был случай, когда у охранной фирмы все сотрудники работали по гражданско-правовым договорам. Но предприниматели не учли, что охранная деятельность подлежит лицензированию. А значит, наличия лицензии только у компании недостаточно: нужны еще лицензии у всех, кто формально работает на нее по договору. Отсутствие таких лицензий у персонала проверяющие истолковали как сокрытие трудовых отношений», — отметила Летич.

Нередко работодатели использовали еще одну уловку — оформление работника как стажера или практиканта, без выплаты денег за его труд. Однако, по словам юристов, в последнее время такая практика встречается все реже, так как появились разъяснения и уточнения законодательства по части такой работы.

На стажировку может прийти только студент-бакалавр и стажироваться по специальности в свободное от учебы время, а не подметать пол в торговом зале или стоять за барной стойкой. Мало того, теперь стажировка фиксируется в трудовой книжке.

Оплата за такой труд обязательна, если студент выполняет какую-то профессиональную работу. Причем максимальный срок стажировки ограничен 6 месяцами.

Возможна также стажировка безработных для повышения их квалификации, но там все еще сложнее: оформляется трехсторонний договор с центром занятости, предприятием и безработным. Срок такой стажировки от 20 до 500 часов, по ее окончании предприятие-заказчик кадров должно в течение месяца трудоустроить такого безработного.

Во всех остальных случаях — работодатель обязан оформить сотрудника на работу в соответствии с требованиями статьи 24 КЗоТ Украины.

Автор новости: КОНСТАНТИН СИМОНЕНКО

Источник: ubr.ua

Додати коментар


Захисний код
Оновити

+38 (0512) 58-15-19, +38 (0512) 58-31-16, +38(0512) 71-71-77 ednanya_com@mail.ru